Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomlaVision.Com
img
img
img
img
img
img
img
img
img

Оружейный дворик Военно-исторического музея ТОФ

Фасад здания ВИМ ТОФ

Мемориал "Героям Русско-японской войны"

МК "Красный Вымпел" на корабельной набережной Владивостока

МГК ПЛ "С-56"

Вечный огонь мемориала "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Бюст Герою Советского Союза Адмиралу флота Советского Союза Кузнецову Н.Г.

Мемориал "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Вечный огонь мемориала "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Адмирал, патриот, филолог.

В истории российского государства есть примеры, когда люди, достигнувшие на поприще государственной службы больших успехов и заслужившие у своих современников почет и уважение деятельностью на пользу Отечеству, в силу времени и разного к ним отношения со стороны потомков становятся забытыми и неизвестными широкой публике. В этом списке оказалось и имя Александра Семеновича Шишкова - адмирала, государственного деятеля, писателя, человека, влиятельного и даже знаменитого в свое время настолько, что его упоминал Александр Сергеевич Пушкин в «Евгении Онегине». 

 

Портрет Шишкоа

 

А.С. Шишков родился 9 (20) марта 1754 года. Закончил Морской кадетский корпус, был произведен в гардемарины и начал ходить в учебные плавания. В 1772 г. 18-летний Шишков получил чин мичмана и, после выпуска из Морского кадетского корпуса, остался в нем в качестве преподавателя. Следующие двадцать лет военно-морской службы Шишкова прошли то в боевых походах русских кораблей, то в преподавательской работе. Так, в 1776-1779 гг. Шишков участвовал в трехлетнем походе русского флота в качестве офицера фрегата «Северный орел». В это время он дважды совершал путешествия с дипломатическими документами, выполнял различные секретные поручения командования в Италии и Греции. В 1786 г. фрегат «Ярославец» под командованием Шишкова совершил плавания по Балтийскому морю с гардемаринами и кадетами Морского кадетского корпуса на борту корабля.
В 1777 году Шишкова, пять лет проходившего мичманом, произвели в лейтенанты и назначили преподавателем морской тактики Морского кадетского корпуса. Преподавательскую работу Шишков в это время совмещал с творческим делом – он переводил с французского работу Ромма «Морское искусство, или Главные начала и правила, научающие искусству строения, вооружения, правления и вождения кораблей», составлял «Треязычный морской словарь на английском, французском и русском языках в трех частях». 
Несмотря на долгие годы, отданные преподавательской работе, кабинетным офицером называть Шишкова нельзя ни в коем случае. Так, как только началась очередная русско-шведская война, Шишков был переведен на флот, участвовал в Гогландском и Эландском сражениях в 1788-1789 гг., получил чин капитана 2-го ранга, а весной 1790 г. стал командиром 38-пушечного гребного фрегата «Святой Николай». 
В этой должности Шишков участвовал в Красногорском сражении 23-24 мая 1790 года против шведской эскадры герцога Зюдерманландского. Затем, он  служил флаг-офицером при командующем флотом адмирале В.Я. Чичагове, участвовал в Ревельском и Выборгском сражениях. После решающего сражения адмирал Чичагов отправил его к императрице Екатерине с рапортом о победе. Такой чести удостаивались самые храбрые воины. Императрица наградила отважного офицера золотой саблей с надписью «За храбрость» и золотой табакеркой.
После войны Шишков вновь вернулся на службу в Морской кадетский корпус, командовал 64-пушечным кораблем «Ретвизан», захваченным во время Выборгского сражения у шведов. Когда в 1793 году был издан перевод «Морского искусства», выполненный Шишковым, он преподнес книгу генерал-адмиралу цесаревичу Павлу Петровичу (будущему императору Павлу Первому), чем заслужил большую симпатию со стороны наследника престола. Когда умерла Екатерина II и Павел занял престол, он сразу же произвел Шишкова в капитаны 1-го ранга, пожаловал ему 250 душ крепостных крестьян. В 1796 году Шишкова перевели правителем канцелярии начальника Черноморского флота князя П.А. Зубова, в январе 1797 г. Шишков стал эскадр-майором при особе императора. Он находился вместе с императором на борту фрегата "Эммануил" во время плавания по Балтике и после похода издал "Журнал кампании 1797 года". В 1799 году Шишков был назначен на почетную должность историографа флота.  Он составил «Список кораблям и прочим судам всего российского флота от начала заведения оного до нынешних времен».

Когда Павел I был убит в результате заговора и новым императором стал Александр I, в жизни Шишкова наметились существенные перемены. Хотя первое время его карьера еще по инерции продолжалась, и в 1805 году он получил назначение директором Адмиралтейского департамента морского министерства и членом Морского учёного комитета, в действительности отношения с новым императором и его окружением у Шишкова не складывались. Александр I и, особенно, те люди, которые его окружали, в то время считали себя просвещенными деятелями, ориентировались на Западную Европу и не хотели прислушиваться к немолодому вице-адмиралу, казавшемуся им старомодным и не понимающим современных тенденций управления государством и вооруженными силами. 
Самого Шишкова молодое русское дворянство раздражало не меньше. Особенно он не терпел франкофилию русских аристократов. Преклонение перед Францией, французским языком и культурой Шишков считал недостойным русского человека и очень возмущался, что «теперь дворянам стыдно петь русские песни». С таким настроем, считал Шишков, выиграть грядущую войну с Францией будет невозможно.

С февраля 1807 года по инициативе Шишкова стали собираться литературные вечера, которые с 1810 года стали публичными и получили название "Беседы любителей русского слова", где, помимо литературных проблем, обсуждались также общественно политические вопросы.

Шишков выполнил замечательный перевод ряда литературных произведений. В частности, «Детская библиотека И.К.Кампе, состоявшая из нравоучительных рассказов для детей», имела большой успех. Ее переиздавали на протяжении 50 лет, обучая с ее помощью грамоте несколько поколений дворянских детей. Как писал С.Т.Аксаков «Александр Семеныч Шишков, без сомнения, оказал великую услугу переводом этой книжки, которая, несмотря на устарелость языка и нравоучительных приемов, до сих пор остается лучшею детскою книгою».
В 1811 году он написал «Рассуждение о любви к отечеству», после которого Александр I понял – адмирал Шишков не просто «старый чудак», а настоящий патриот своего отечества и преданный монархист, который стремится верой и правдой служить престолу и защищать интересы своей страны.

9 (21) апреля 1812 года вице-адмирал Шишков был назначен государственным секретарем Российской империи. Занимавшего прежде эту должность графа Михаила Сперанского, считавшегося одним из главных проводников либеральных веяний, отправили в отставку. С этого момента все приказы и манифесты императора принадлежат перу Шишкова. Именно он был автором знаменитого приказа армиям в связи с вступлением наполеоновских войск на территорию Российской империи, воззвания к дворянству и народу о созыве ополчения и известия об оставлении русскими войсками Москвы. Манифесты, написанные Шишковым, зачитывались по всей России. Являясь откликами на все важнейшие события, они поднимали дух русского народа и поддерживали его в тяжелые дни поражений. Фактически он выполнил роль главного идеолога Отечественной войны 1812.

При отъезде Императора Александра I к армии в декабре 1812 г. Шишков состоял в его свите и находился в сражениях под Люценом, Бауценом, Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом, а также в кампании 1814 г.
Александр I наградил вице-адмирала орденом Александра Невского «За примерную любовь к отечеству». Но как только Наполеон был разгромлен, император освободил Шишкова от должности государственного секретаря. При этом он стал членом Государственного Совета и на долгие годы остался рупором наиболее консервативной части российского дворянства. В частности, Шишков критиковал любые либеральные проекты, выступал в защиту крепостного права.

В 1824 году был назначен на пост министра народного просвещения и «главноуправляющего» делами иностранных вероисповеданий. Таким образом, под управлением Шишкова оказалась вся школьная система Российской империи. Шишков выступил за ужесточение цензуры, протестовал против перевода библейских текстов с церковнославянского на современный русский язык, считая это непочтительным отношением, даже осквернением сакральных религиозных текстов. 
Интересно, что Шишков, вошедший в состав суда, судившего восставших декабристов, несмотря на свои ультраконсервативные взгляды, пытался добиться от императора некоторого смягчения участи арестованных декабристов. Ведь, будучи искренне верующим человеком, пожилой министр отличался мягкосердечностью и не желал смерти даже противникам престола. Но император к точке зрения адмирала Шишкова не прислушался и ключевые фигуры восстания были казнены.
Именно Шишков, находясь под впечатлением от восстания декабристов, добился принятия знаменитого «чугунного закона» о цензуре, согласно которому запрещались любые исторические и философские сочинения, содержавшие критику монархии как формы правления. Отдельное внимание было уделено сочинениям французских мыслителей Просвещения. Труды Дидро, Руссо, Монтескье, Гельвеция и других философов, по мнению старого адмирала, подлежали однозначному запрету на территории Российской империи. Однако деятельность Шишкова вызвала резкое недовольство даже среди ближайших соратников императора, в связи с чем Николай I, сам отличавшийся консервативными взглядами, был вынужден даже отменить действие шишковского «устава» и принять более либеральный закон о цензуре.
В 1828 году 74-летний адмирал Шишков был освобожден от должности министра народного просвещения в связи с преклонным возрастом и состоянием здоровья. Оставив государственную деятельность, Шишков уже мог полностью сосредоточиться на своей любимой филологии. Особое внимание Шишков уделял славяноведению, выступая за создание Славянской библиотеки и инициировав попытку открытия кафедр славяноведения при российских университетах.

Александр Семенович Шишков ушел из жизни в 1841 году в возрасте 87 лет. Похоронен в Лазаревской церкви Александро-Невской лавры в Петербурге.

По понятным причинам, в советское время его личность не жаловали – люди таких взглядов считались «махровыми реакционерами». При этом нельзя не признать, что адмирал Шишков действительно любил свою родную страну, служил ей при четырех (!) правителях, был настоящим русским патриотом. Отмечая его 265-летие, мы отдаем дань Офицеру, сделавшему так много для своей Родины.

 

Ольга Савруева, научный сотрудник

ФГКУ "ВИМ ТОФ"