Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomlaVision.Com
img
img
img
img
img
img
img
img
img

Фасад здания ВИМ ТОФ

Мемориал "Героям Русско-японской войны"

МК "Красный Вымпел" на корабельной набережной Владивостока

Мемориальный комплекс "Ворошиловская Батарея" --- (о. Русский)

МГК ПЛ "С-56"

Вечный огонь мемориала "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Бюст Герою Советского Союза Адмиралу флота Советского Союза Кузнецову Н.Г.

Мемориал "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Вечный огонь мемориала "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Прикоснуться к истории … Предметы снаряжения с легендарного корабля российского флота- фрегата «Паллада».

Прикоснуться к истории

Предметы снаряжения с легендарного корабля российского флота- фрегата «Паллада».

В самом начале экспозиции «Оружейный дворик» Военно-исторического музея Тихоокеанского флота находятся старые якоря. Среди них можно увидеть и даже потрогать руками уникальные предметы – стопор якорной цепи и часть якоря с парусного фрегата «Паллада» - первого русского корабля, вошедшего в залив Петра Великого, той самой «Паллады», о которой писал И.А. Гончаров, прославивший парусник своим произведением.

Фрегат был построен на Охтинской верфи в Санкт-Петербурге в 1832 году. Его строили по лучшим образцам того времени, в конструкции корпуса и в парусном вооружении были учтены самые последние новшества, отделка корабля была выполнена из ценных и редких пород дерева – тика и дуба. Красавец-фрегат отличался подчеркнутой строгостью линий, изяществом декора и отличными мореходными качествами. Первым командиром корабля был будущий адмирал, флотоводец П.С. Нахимов – участник Наваринского сражения. Еще при постройке «Паллады» Нахимов потребовал установить два железных румпеля новой системы и среди прочих корабельных устройств нового образца его снабдили, по просьбе командира, якорями системы Перинга, еще только введенными во флоте, с якорными цепями вместо пеньковых канатов.

Более двадцати лет «Паллада» входила в состав Балтийского флота, совершала дальние плавания. В октябре 1852 года корабль под командованием капитан-лейтенанта Унковского вышел из Кронштадта в кругосветное плавание. Экспедицию возглавлял вице-адмирал Е.В. Путятин, направляющийся в Японию с важной миссией: установить дипломатические и торговые отношения между Россией и Японией. В качестве его секретаря на «Палладе» находился писатель И.А. Гончаров, создавший произведение «Фрегат Паллада». 10 августа 1853 года, после трудного перехода, отряд кораблей Путятина с присоединившимися корветом «Оливуца» и транспортом «Князь Меншиков» пришел в Нагасаки. Трехмесячные переговоры не дали результатов. С началом Крымской войны, предвидя, что Дальний Восток не избежит сражений, Е.В. Путятин использовал перерыв в переговорах для исследования корейских и приморских берегов, где в случае нужды мог бы укрыться от неприятеля русский флот. На картах того времени приморский берег был нанесен особенно приблизительно, что и определило желание Путятина внести некоторую ясность в старые карты. « В 3/4 десятого часа поворотили на правый галс, на глубине 21/2 сажени грунт мелкий песок, в виду устья реки Тумань положили якорь плехт канату вытравлено до 30 саженей…» - такая запись была сделана вахтенным начальником 52- пушечного фрегата «Паллада» в шханечном журнале корабля 9 мая 1854 года. Журнал хранится в Центральном архиве Военно-морского флота и является одним из первых документов, свидетельствующих о посещении русскими людьми побережья Приморья.

Всего два дня простояла «Паллада» на якоре у берегов Приморья. В первый день Путятин с офицерами поднялся на четырех шлюпках по реке Туманной, осматривая ее берега, во второй день моряки исследовали сам залив. Е.Ф. Путятин был очень обеспокоен политической ситуацией в мире и, видимо, поэтому ограничился исследованиями только самого юга Приморья. На траверзе мыса Гамова, названного в честь гардемарина Д.И. Гамова, первого, кто увидел этот скалистый мыс, «Паллада» взяла курс к Амуру, чтобы укрыться в его устье от кораблей англо-французской эскадры. Предпринятые с 7 по 14 августа попытки провести корабль фарватерами Амурского лимана, даже после того, как с него было снято все вооружение и наиболее тяжелое снаряжение, не удались, осадка фрегата оставалась слишком большой для мелкого Амурского лимана. 26 сентября в сопровождении фрегата «Диана» «Паллада» перешла в бухту Великого князя Константина Императорской гавани, где и была оставлена на приколе с караулом из десяти солдат, которым была дана четкая инструкция: «В случае входа неприятеля в гавань сжечь фрегат, а самим стараться достигнуть берегом заселений на Амуре». В декабре 1855 года адмирал В.С. Завойко, командир Петропавловского порта и первый военный губернатор Камчатки в связи с тем, что англичане и французы, потерпев поражение у Петропавловска, не оставили своих захватнических намерений и направили в дальневосточные воды новый отряд кораблей, отдал приказание уничтожить «Палладу», чтобы она не досталась неприятелю. Не так-то легко оказалось потопить ветхий фрегат, на это ушло 16 дней, и 19 января 1856 года когда-то гордый красавец-парусник был затоплен. В книге Дж. М. Тронсона «Рассказ о плавании в Японию, на Камчатку, Сибирь, Тартары и многие участки побережья Китая на борту «Барракуты», с картами и зарисовками. 1858 год» (отрывок из данной книги публикуется впервые на русском языке) так описывается «встреча» английских моряков с погибшим русским кораблем, произошедшая 12 мая 1856 года.: «Двое офицеров вернулись с берега в 9 часов утра с докладом об обнаружении русского поселка и останках русского фрегата «Паллада». Под флагштоком нашли цинковую компасную плиту с надписью на русском языке «Апрель 12 1855 года» На обратном пути они обнаружили останки большого судна, не так давно сожженного до кромки льда. Вокруг разбросаны веревки и снасти. Каждый член экипажа придерживался мнения, что это останки 50-пушечного фрегата «Паллада», ремонтировавшегося в Портсмуте в 1852 году. Мы нашли носовое украшение корабля в виде большого позолоченного двуглавого орла. Ахтерштевень погибшего судна больше, чем у фрегатов, стоящих на якоре, длина от носа до кормы составляла 200 фунтов. Остатки такелажа, избежавшие огня, по мнению компетентных людей, принадлежат 50-пушечному фрегату. Мы точно знали, что она была в этом районе земного шара, и кое-кто совершенно определенно видел «Палладу» в водах Амура, что никогда не было подтверждено русскими офицерами»

Через 29 лет, в 1885 году, впервые на дно бухты к «Палладе», опустились водолазы с российского клипера «Джигит», а в 1888 году экипаж корвета «Витязь» под командованием капитана 1 ранга С.О.Макарова провел детальное обследование корпуса судна.

Предпринимались и попытки подъема фрегата «Паллада» со дна моря, сделать это собирались японцы летом 1912 года, предварительно заручившись согласием русского посла в Японии. Об этом имелось сообщение в журнале «Вокруг света» №27 за 1913 год. Автор статьи П.Чечин с горечью пишет: «Воспетому Гончаровым фрегату «Паллада», кажется, суждено вновь появиться на поверхности моря. Но, к нашему стыду, не мы будем владеть им, а японцы». Посредник по морским делам японец Кудо нанял водолазов, которые тщательно осмотрели судно. По их словам, корабль хорошо сохранился и имеет много медных частей, продажа которых принесет большую выгоду, что позволит не только окупить расходы на подъем парусника, но и принесет доход. Наступившие холода остановили работы. По всей вероятности, подъем корабля не состоялся по каким-то неизвестным причинам, сведений об этом, к сожалению, не найдено.

Вплоть до наших дней корабль привлекал внимание разных экспедиций, его осматривали и доставали сохранившиеся предметы, некоторая часть из них попала в музей ТОФ. В экспозиции первого зала музея, рассказывающей об освоении русскими моряками дальневосточных морей и побережий, находится часть корабельного дерева с фрегата «Паллада», а в «Оружейном дворике» выставлены стопор якорной цепи и часть якоря парусника, о которых говорилось выше.

Память о заходе «Паллады» в залив Петра Великого - первом посещении русскими людьми приморских берегов - сохраняется не только в исторических памятниках, но и в географических названиях, таких как Рейд «Паллады» в заливе Посьета, камни Унковского, мыс Гамова и другие.

Заканчивая рассказ о фрегате «Паллада», хочется привести слова русского писателя И.А.Гончарова, участника плавания на корабле: «Странно однако же устроен человек - хочется на берег, а жаль покидать и фрегат! Но если бы вы знали, что это за изящное, за благородное судно, что за люди на нем, так не удивились бы, что я скрепя сердце покидаю «Палладу!».

Автор статьи научный сотрудник Савруева Ольга Васильевна